Современные художники Башкирии - Ильдар Гильманов. Влюбленный в природу.

О днажды довелось услышать (от весь­ма уважаемого уфимского искусствоведа), что «пейзажи - это удел несостоявшихся художников, вынужденных утешаться простым изображением природы, потому что им неподвластен серьезный тематиче­ский жанр».

Это высказывание представляется совершенно необоснованным, более того, оно опровергается всей историей миро­вого искусства, в котором пейзаж с эпо­хи Возрождения сначала становится незаменимым «психологическим фоном» портрета, мифологической и религиозной картины, а с 17 века - самостоятельным и чрезвычайно популярным жанром, спо­собным выразить всю палитру человече­ских чувств и настроений. Пейзажу от­дали дань Рубенс, Рембрандт, Гейнсборо, Коро, Моне, Сезанн, Ван Гог и многие другие замечательные художники.

К примеру, выдающийся немецкий пейзажист Каспар Давид Фридрих как никто другой сумел выразить в своих романтических произведениях восхищение и ностальгию по овеянному легендами Средневековью. Без пейзажей Исаака Левитана невозможно представить себе русское искусство, ибо в них воплотилась душа русского народа с её лиризмом, тра­гедией, болью и величием. В живописных гимнах, которые слагал природе Николай Рерих, прозвучала песнь непостижимой красоте и тайне космоса. Именно в пейзаже Шишкину, Саврасову. Куинджи, Нестерову удалось отразить сложнейшие духовные переживания переломного вре­мени, философски осмыслить и передать свое отношение к происходящим собы­тиям.

Сейчас, к сожалению, среди основ­ных тенденций современного искусства обращает на себя внимание стремление запечатлевать хаос и дисгармонию. Так называемые «тематические» полотна в большинстве случаев не обладают подлинной общечеловеческой значимостью, потому что художники всё больше ухо­дят в узкий мир личных болезненных и зачастую малоинтересных фантазий. Из тематической картины «уходит» под­линное содержание из-за отсутствия настоящей темы, способной затронуть зрителя.

На общем фоне такого состояния ис­кусства пейзаж по-прежнему сохраняет свои позиции. Природа, увиденная глазами влюбленного в неё художника, способ­на окрылять, дарить зрителю ни с чем не сравнимую радость сопереживания красо­ты. вызвать живой и искренний отклик в миллионах сердец.

Ильдар Гильманов. Новая Уфа. 2006.

Ярким примером тому служат пей­зажи молодого талантливого художника, члена Союза художников России Ильдара Гильманова. активно работающе­го в самых разных живописных жанрах: портрете, тематической картине, натюрморте, пейзаже. Последний представ­ляется одной из самых сильных сторон его творческого дарования. Привлекает незамутненность и сила чувств в его ви­дении природы, умение показать в самом скромном пейзажном мотиве дыхание и мощь нашей Земли, непреложность её красоты и гармонии.

Примечательна серия работ, напи­санная вблизи небольшой башкирской деревни Миньяр, восхитившей Ильдара Гильманова суровой поэзией своих природных ландшафтов. В посвященных Миньяру пейзажах им воссоздан образ прекрасной, светлой природы, где люди живут в согла­сии и гармонии с окружающим их миром и с собой. Люди, дома в этих пейзажах не довлеют над природой, скорее они играют роль стаффажа. Главным объектом вни­мания художника является сама природа: она завораживает чистой гладью воды, в которой зеркально отражаются небо, горы, дома, люди. Неповторимость компози­ционным решениям придают Уральские горы - главные герои миньярских пей­зажей Гильманова. Величественные, они гордо возносятся в небо, утверждая собой незыблемость и вечность мироздания. Эти работы Ильдара воспринимаются как эпическое сказание Уралу. Вдохновленная природой Башкирии, серия поразительно близка по внутреннему звучанию сезан­новским пейзажам, посвященным горе св. Виктории. Как и у Сезанна, в миньяровских пейзажах за внешним спокой­ствием и величавостью чувствуется таин­ственная, наполненная особым смыслом, напряженная жизнь природы.

Ильдар Гильманов. Каменная река. 2007.

Легкостью, свободой, сиянием отли­чается пейзаж «На Миньяре». Картина исполнена предельно просто: тихая гладь воды вдоль всей ширины картины, па­раллельно ей - дома, лишь справа слегка разбивает несложный ритм композиции фигура женщины, споласкивающей белье. Всю высоту картины занимает гора, и толь­ко слева от неё - небольшой кусок неба. Главное здесь достигается через живопись. В этом пейзаже во всю силу проявляется колористическое дарование Ильдар Гильмано­ва. Художник добивается здесь необычной цветовой свежести через точно найденные насыщенные взаимоотношения зеленого, красного, синего, образующих общую гар­монию контрастов.

На картине «Закат на Миньяре» точка отсчета начинается с нижнего края рамы, где художник изобразил кусок забора, огораживающего двор. Возникает чувство, что мы находимся внутри этой обители и любуемся тихой гладью воды, предза­катным небом, уютными домами, которые затейливой цепочкой, рассыпались по склону горы. Внутренний ритм, возникаю­щий от композиционного расположения масс и гармонично созвучных друг другу цветовых пятен, создает ощущение какой-то звенящей радости и света, какое бывает в детстве.

Ильдар Гильманов. Солнечный день в Шигаево. 2004.

Ещё одна сторона творчества худож­ника привлекает внимание - это натюр­морты. Цветы для Ильдара олицетворяют «присутствие неба на земле», и у него к ним особое отношение. К такому понима­нию он пришел не сразу. Сначала это были вполне привычные натюрморты, пред­ставляющие реальные полевые цветы. Но уже в них был восторг перед хрупкостью н бесстрашной устремленностью в небо полевых жителей («Полевые цветы»). Ощущение радости, света возникает и при созерцании «Ирисов» (1999). Благо­даря тому, что ваза с цветами придвинута близко к зрителю, создается впечатление некоего доверительного разговора между ирисами и нами. Грань между фоном и столом почти стерта - ничто не отвлекает внимания от цветов. Смело написанные мастихином, ирисы словно издают легкий, едва уловимый аромат, сохраняя всю силу и свежесть первого впечатления живо­писца.

Несомненной творческой удачи в изображении цветов Ильдар добивается в триптихе «Цветы долины Гелиоса» (1999). Здесь уже гимн не земным, а небесным, вернее солнечным, цветам. В левой части триптиха - царство си­них цветов, в правой части - ликование красных. В центральном полотне худож­ник объединил красные и синие цветы вместе. Этот триптих воспринимается как зримое воплощение светлого мира, где живут единство, гармония, взаимо­понимание. Это мир вечного Солнца и цветения, который Ильдар дарит своему зрителю.

Современные художники Башкирии - Евгений Севастьянов. Не надо беседовать с художником.