• Никогда не был поклонником Куинджи. Но вот эта вещь - великолепна, имхо.

    А. Куинджи, "Крым. Море" (1898).

    Понтийский грек Куинджи был, что называется, self-made man. Сын нищего сапожника из Мариуполя пытался стать учеником у Айвазовского, но не смог. Армянин греку не помог. Тогда Куинджи поехал в Петербург, где с третьей попытки поступил в Императорскую академию художеств. А в конце жизни - стал в ней же профессором и крупным спонсором. В 1904 г. Куинджи пожертвовал родной Академии 100 000 рублей (при средней зарплате по стране - 300-400 руб. в год).

    В отличие от Куинджи Иван Иванович Шишкин был сыном купца из Вятки и ему было проще. Тем более папа-купец увлечениям сына всячески содействовал. Но папа-папой, а нужен еще и талант. Шишкин оказался просто гением пейзажа. Ниже - шикарная его картина "Сосна на песке" (1884 г.). Лето!

    Еще сосны. "Сестрорецкий бор" (1896).

    И дубы тоже. "Дубовая роща" (1887). Обратите внимание как выписаны тени на стволах деревьев. Это вам не "черный квадрат" :).

    А это Федор Васильев, "Деревня" (1869 г.). Еще один великий пейзажист 19 в. который умер в 23 (!) года от туберкулеза. На картине ниже, конечно, присутствует вопиющая разруха, неразвитая дорожная сеть, но пейзаж в целом - прекрасен. Избы с дырявыми крышами, размытая дорога, брошенные как попало бревна совсем не портят вид на природу, залитую летним солнцем.

    Илья Репин. "На мосту в Абрамцево" (1879). Лес в Подмосковье, на даче тогдашнего олигарха Мамонтова, у которого Репин гостил. Также как Поленов, Васнецов, Серов, Коровин. Кто сейчас гостит на виллах самых богатых людей России. Кстати, обратите внимание, какой наряд на даме. В чем она по лесу вышла погулять. Не ведро, косынка и резиновые сапоги :)

    "Золотая осень" (та, что Поленова),1893 г. Река Ока близ Тарусы, рядом с имением Василия Поленова. О пользе помещичьего землевладения: хорошо все-таки, когда у художника есть свое поместье, где можно погулять на природе.

    В 1918 г. этот музей национализировали большевики. Однако сам Остроухов не пострадал, его назначили "пожизненным хранителем" музея и даже оставили в пользование особняк в Трубниковом переулке, где все это располагалось. Теперь это стало называться "Музей иконописи и живописи имени И. С. Остроухова". Можно сказать, повезло человеку. В 1929 г. Остроухов умер, музей ликвидировали, эспонаты распределили в другие места, в особняке устроили коммуналку, а позднее - филиал Литературного музея. Илья Остроухов был, что называется, "художником одной картины", но зато какой!

    Другой знаментый пейзажист - Михаил Клодт (племянник того самого, который "кони на мосту в Питере"). Картина "Лесная даль в полдень", 1878 г. О пользе империализма и избирательной толерантности: предки семьи Клодтов, немецкие бароны из Прибалтики, воевали против России в Северной войне. Но после неё - их интегрировали в российское общество. Т. е в обмен на верную службу новому Отечеству баронам оставили право и дальше гнобить своих латышских и эстонских батраков. Это конечно создало некоторые проблемы (в 1917 г.) в лице латышских стрелков, зато в России появились Клодт, Алексий II и адмирал Иван Федорович Крузенштерн.

    Еще один лесной пейзаж и опять дама на прогулке. У Репина была в белом, тут - в черном. Исаак Левитан, "Осенний день. Сокольники" (1879). О пользе антисемитизма: в 1879 г. менты выселили 19-летнего Левитана (верующего иудея) из Москвы, после чего тот в ностальгическим расположении духа нарисовал по памяти парк культуры и отдыха Сокольники. Картина приглянулась Третьякову, и о Левитане впервые узнала широкая публика.

    Кстати, в Москву Левитана вскоре вернули. Но в 1892 г. снова выселили, потом через три месяца снова вернули. Последний зигзаг объяснялся тем, что выселением евреев из Москвы в 1892 г. руководил губернатор - великий князь Сергей Александрович, дядя Николая II. Как и многие Романовы князь был крупный коллекционер живописи. Когда выяснилось, что он выселил из Москвы Левитана. Ну, короче, власти пошли на уступки. Кстати, с племянником - Николаем II - князь был не в лучших отношениях, считая его мягкотелым, не способным защитить монархию. В 1905 г. князь будет разорван на куски бомбой, брошенной членом Боевой организации эсеров Иваном Каляевым.

    Ниже - еще одна, третья по счету (после Остроухова и Поленова) "Золотая осень", И. Левитана. 1895 г.

    Ну и конечно, где пейзаж - там Крыжицкий. Картина "Пейзаж" (1895 г.). Унылое время года, мерзкая погода, а глаз не оторвать. Мастер великий был. Позднее за одну из таких картин завистники (кстати, будущие "мастера соцреализма") оклеветают художника и Константин Крыжицкий, не выдержав травли, повесится в своей петербургской квартире.