Хотя Парфенон выполнен в дорическом стиле, у него есть много черт ионической архитектуры. Тяжелая

Как правило, средневековые китайские художники были не только великолепными пейзажистами, но и блестящими музыкантами, поэтами и философами. Цзун Бин (375–443) — известный пейзажист и музыкант, проводил многие дни своей жизни в горах, созерцая дикую природу. В старости он сказал: «Теперь я стар и слаб. Я не могу подниматься более к вершинам дивных гор, но я могу очистить свою душу тем, что даже лежа буду бродить среди гор (в своих мечтах)» (Виноградова, 1972).

В своем трактате «Предисловие к изображению пейзажа» художник сказал, что созерцание дикой природы очищает дух и помогает человеку постичь Дао, заключенное в красоте свободной природы. Так же как Цзун Бин учился рисовать у дикой природы известный китайский художник и поэт Ли Бо. Он называл себя «изгнанным сянем» (изгнанным небожителем), то есть святым отшельником, постигающим тайны дикой природы. Ли Бо жил в провинции Шу, славящейся своей дикой, нетронутой природой, красотой «гор и вод» с 5-летнего возраста. В молодости он провел в горах Миньшань несколько лет вместе с даосским отшельником, постигая азы его учения. Именно на фоне дикой природы сформировалась эстетика и философия этого великого художника и поэта.

Великолепные пейзажи дикой горной природы, полные тонкого лиризма и поэзии оставил художник Ван Вэй: «Снежный перевал», «Любование рекой, покрытой снегом», «Поэтические чувства, навеянные покрытой снегом рекой», «В горах появились желтые сливы», «Просвет после снегопада в горах у реки». Современники, восхищаясь его шедеврами, говорили, что в картинах Ван Вэя звучат стихи.

Картины других китайских средневековых художников дикой природы, наоборот, имели больше философской глубины, например, работа Цзюй Жаня «Постигающий Дао в осенних горах», написанная в 10 веке. Пейзажи Цзинь Хао, изображающие дикую, застывающую в торжественном спокойствии природу, грандиозны и торжественны. Свиток «Гора Гуан Лу», исполненный только черной тушью, изображает тесно сгрудившиеся горы, словно тянущиеся к самому небу. Суровы и полны внутренней сдержанной силы, теряясь в далеком тумане, они создают ощущение неприступной гряды, за которой словно кончается мир, растворяясь во влажном и далеком пространстве» — описывает этот шедевр искусствовед Н. А. Виноградова (Виноградова, 1972). Архитектуру романского стиля характеризует тенденция сохранить по возможности неприкосновенной и сплошной первоначальную плоскость стены

Горы и реки, водопады и горные обвалы, головокружительные ущелья, тихие цветущие долины, затерянные среди острых вершин, прозрачные горные ручьи, снег и туман — вот излюбленные темы средневековых китайских художников дикой природы: Ма Юаня — «Лунный пейзаж»; Гао Кэ гуна — «Пейзаж после дождя», Гао Кэ миня — «Просвет после снегопада у реки» Фан Куаня «Путники среди гор и потоков»; Го Си — «Начало весны в горах» и «Осенний туман рассеялся над горами и равнинами».

Рассказывают, что Го Си готовился к написанию картины как к большому празднику: долго не брался за кисть, будто забывал о живописи, и затем вдруг мыл руки, брал лучшую кисть и не отрываясь, начинал работать. Мастер учил: «Живописец должен отождествлять себя с пейзажем и созерцать его до тех пор, пока его существо не станет близким ему» (Виноградова, 1972).

Вернувшись из путешествия по горам, китайский живописец стремился передать в рисунке поток эмоционального состояния, объединяя в своем пейзаже горы, ручьи, облака подобно тому, как поэт воссоздает вереницу образов, промелькнувших в его сознании во время пребывания в дикой природе. Горы и воды, соединенные в одном свитке китайским художником, символизировали идею мироздания. Интересно, что уже в 12 веке китайские художники дикой природы различали более 30 конфигураций гор, около 20 состояний водной стихии, множество типов деревьев, облаков, камней.

Цзун Бин в своем трактате «Введение в пейзажную живопись» писал: «Святой человек овладевает Дао и ведет себя сообразно с вещами, тогда как мудрый сохраняет свое сердце чистым для наслаждения материальными формами. Что касается гор и вод, то они обладают материальной сущностью (чжи), но кроме того и полны духовного интереса (цюйлын) (. ) Там горные пики вздымаются высоко, леса и облака уходят в глубину и тают. Святые и мудрецы древности стремились к тому, чтобы жить и ощущать так. Чего же еще я могу желать?»

Искусство Китая художники дикой природы Цветовые заливки, обводки, внешний облик, стили и эффекты

"Тонкости" Парфенона. Курватуры. Чтобы добиться гармонии и архитектурного совершенства, зодчие прибегли к некоторым архитектурным хитростям. Так, например, все горизонтальные части здания от фундамента до карниза искривлены. Благодаря этим искривлениям создатель наполняет здания "дыханием жизни", наделяет его духом живого существа.